Эрнест Борисович Винберг

(26.07.1937 – 12.05.2020)

Был учеником Евгения Борисовича Дынкина и Ильи Иосифовича Пятецкого-Шапиро. С 1961 года работал на кафедре высшей алгебры мехмата МГУ (доцент с 1966 г., профессор с 1991 г.). Ему принадлежат выдающиеся работы по группам и алгебрам Ли, гиперболическим группам отражений и теории инвариантов.

Эрнест Борисович был одним из основателей Независимого университета, многие годы входил в правление Московского математического общества. В 1996 году он основал и долгое время возглавлял редколлегию журнала “Transformation groups”, а с 2006 по 2019 гг. был главным редактором сборника “Математическое просвещение”.

Многие помнят Эрнеста Борисовича как блестящего преподавателя и автора замечательных книг. Его “Курс алгебры”, написанный по материалам его лекций на мехмате и в Независимом университете, считается одним из лучших учебников по современной алгебре. С 1961 года на мехмате работает семинар по группам и алгебрам Ли, основателем и одним из руководителей которого был Винберг; написанная им в соавторстве с А.Л.Онищиком книга “Семинар по группам Ли и алгебраическим группам” стала классическим учебником по этому разделу математики.

У Эрнеста Борисовича было множество учеников, многие из которых стали выдающимися математиками. Ученики Эрнеста Борисовича помнят его не только как замечательного ученого и организатора научной работы своих студентов и аспирантов — о которых он заботился с присущей ему чуткостью. Обладая поистине энциклопедическими знаниями в том числе в областях, далеких от математики, Эрнест Борисович передавал ученикам и свою любовь к миру во всём разнообразии его проявлений. Эрнест Борисович являл собой пример безукоризненной порядочности, на который хотелось равняться.


На адрес vinberg.memoria at gmail.com можно присылать воспоминания об Эрнесте Борисовиче Винберге.



Жалко Эрнеста Борисовича. Соболезную родным и близким, и всем нам, кто знал его и учился у него.

А.В.Алексеевский


Светлая память выдающемуся математику и человеку

В.А.Артамонов


Уход из жизни Эрнеста Борисовича - тяжёлая утрата для всех лично знавших этого замечательного алгебраиста, математика и педагога. Мне посчастливилось быть 8 лет (1983-1991) коллегой Эрнеста Борисовича по кафедре высшей алгебры механико-математического факультета МГУ. Ещё в то время меня восхитила его требовательность, стремление к математической точности, внимательность и терпение в преподавании, которая удивительно сочеталась с его исследовательским талантом обнаруживать поразительные новые грани в классических областях алгебры и геометрии.

Летом 2017 года Эрнест Борисович с женой впервые побывал в Тюбингене и сделал замечательный доклад на математическом факультете университета Тюбингена о своих новых результатах о классических исключительных алгебрах Ли.

Светлая память об Эрнесте Борисовиче навсегда останется в его учебниках для студентов, в сердцах его учеников и коллег.

Мои искренние глубокие соболезнования всем его близким.

В.В.Батырев


Пожалуйста, передайте мои глубокие соболезнования родным и близким Эрнеста Борисовича. Светлая ему память!

Ю.А.Бахтурин


Передайте, пожалуйста, родственникам Эрнеста Борисовича Винберга мои глубокие соболезнования по случаю его смерти. Память о нем останется в моем сердце навсегда.

Л.А.Бокуть


Comme tous mes collègues, j'ai la plus grande admiration et le plus grand respect pour Ernest Borisovich et sa fin prématurée est d'autant plus regrettée.

Michel Brion


Невосполнимая утрата. Выражаю глубокое соболезнование родным и близким Эрнеста Борисовича (Эрика). Выражаю глубокое соболезнование его ученикам и всему математическому сообществу. Для меня Эрик был точкой опоры и в математике, и в жизни. Впервые я увидел его в сентябре 1963 года, когда на вокзале в Ташкенте встречал московскую делегацию, приехавшую на Топологический съезд. Эрику было 26 лет, но он уже был признанным авторитетом по ряду направлений математики. Последний наш разговор состоялся совсем недавно. Я всегда знал, что есть вопросы математики, на которые никто не ответит лучше Эрика. Его результаты, его книги всегда будут с нами. Нам, хорошо знавшим Эрика, необходимо сделать всё, чтобы передать молодому поколению математиков наше восхищение им как выдающимся ученым и замечательным человеком.

В.М.Бухштабер


Для математического сообщества неожиданная утрата Э.Б.Винберга совершенно невосполнима. Он был общепризнанным знатоком, экспертом и активным исследователем теории групп и алгебр Ли. Специалистов такого уровня во всем мире очень мало, и сколько-нибудь серьёзное самостоятельное математическое сообщество, не может существовать без фигуры такого рода. Э.Б. постепенно шел к этой позиции, написав не один учебник и продумав, и выпустив несколько монографий. Обширность знаний и глубина понимания предмета сделали его возможно главным авторитетом в России в этой области математики. Бесчисленное число математиков он учил, консультировал, рецензировал; мало кто из соприкасавшихся в своей работе с теорией групп Ли (таких среди математиков большинство) не пользовался консультацией Э.Б. Мне довелось много раз беседовать и советоваться с ним.

Путь его в советские времена был не прост. Очень хорошо помню малоприличную историю, как его докторскую диссертацию «завалили» на мех-мате МГУ, а потом ещё раз отвергли в Стекловке (1977). Притом, что Д.К.Фаддеев, который был официальным оппонентом выражал восхищение результатами диссертации, а A.Борель написал о ней короткий отзыв, который не разрешили зачитать на втором «провале». Я был на этом позорном заседании в Математическом институте, пока нас (В.И.Арнольда и меня, пришедших поддержать Э.Б.) не попросили уйти, поскольку заседание было, якобы, закрытым. За присуждение степени проголосовали двое членов Совета — М.М.Постников и С.П.Новиков, остальные были против. Все это далеко позади, и признание хотя и с запозданием, как это всегда бывает у нас, все же пришло. Но теперь без Винберга российская математика будет уже несколько иной.

А.М.Вершик


Прекрасный математик.

Выражаю соболезнование.

И.В.Волович


This is terribly sad. We lost a guide.

Corrado De Concini


Царствие ему Небесное!

После отъезда Ю.И.Манина он взял на себя все заботы по моей защите, не говоря уж о том, скольким полезным вещам научил и сколько важных примеров подал.

Е.Е.Демидов


He was a generous man who had many deep ideas and of course taught many students amongst whom are some now famous mathematicians.

When I was working on the Elashvili conjecture I managed to cook up a long proof of the lower bound by generalizing the Duflo-Vergne argument concerning commutativity of centralizers of regular elements. A little later I discovered that both these follow from an inequality of Vinberg which takes a couple of lines to prove! From that time (even till now) I have had the feeling that another stroke of genius could prove the opposite inequality. Perhaps that opposite inequality is indeed more difficult and needs a deeper understanding of nilpotent elements (one of the many interests of Vinberg), but who knows after all Jantzen found a three-line proof of distinguished elements being even using Richardson’s theorem and Bernstein found a three-line proof of U(g):g semisimple, being free over its centre. Again we still do not have a simple construction of the existence of large commuting subalgebras in U(g) or indeed of Weierstrass sections, questions to which Vinberg devoted much efforts.

In memory of Ernest others should find proofs and hopefully equally simple ones, of some of the questions he left unresolved.

Anthony Joseph


С большой скорбью мы восприняли печальное известие о кончине Эрнеста Борисовича.

Ушел из жизни выдающийся математик, замечательный человек Эрнест Борисович Винберг.

Он был нашим коллегой, другом и учителем. Эрнест Борисович воспитал плеяду математиков мирового уровня, среди которых Виктор Кац, Владимир Попов, Дмитрий Алексеевский, Евгений Андреев, Борис Вейсфейлер, и многие другие. Среди его учеников более 45 кандидатов и 7 докторов наук. Область его математических интересов была невообразимо широка. Он внес фундаментальный вклад в развитие таких направлений как теория инвариантов, теория групп и алгебр Ли, геометрия Лобачевского и алгебраическая геометрия. Эрнест Борисович был замечательным педагогом, курс линейной алгебры которого прослушали тысячи выпускников МГУ. Он автор 10 монографий, многие из которых являются настольными книгами для математиков разных поколений.

Эрнест Борисович щедро делился идеями со своими коллегами, создавая атмосферу творчества и желания создавать новые результаты. Его идеи живут и развиваются в России и во многих международных центрах за рубежом.

От имени сотрудников Института Математики Бокутя Леонида Аркадьевича, Медных Александра Дмитриевича, Веснина Андрея Юрьевича, Колесникова Павла Сергеевича, хорошо знавших Эрнеста Борисовича, и от себя лично выражаю искренние соболезнования семье и близким по поводу безмерной утраты. Мы храним добрую память о нем и знания, полученные в течение многих лет плодотворного общения с ним.

Директор Института математики им. С.Л.Соболева Сибирского отделения Академии наук,
академик С.С.Гончаров


Вчера, уже позавчера получается, умер один очень хороший человек. Винберг Эрнест Борисович. Что я о нём знаю? Да почти ничего. Знаю, что преподавал высшую алгебру первокурсникам и второкурсникам на мехмате МГУ, что написал учебник, по которому учится уже не одно поколение студентов, что сформулировал и доказал много полезных теорем, что мой одногруппник родился с ним в один день и гордится этим до сих пор. Но про это вам, наверное, и другие могут рассказать.

Мне не очень легко давалась алгебра, скорее уж совсем тяжело давалась. Я смотрела на задачи и мне ровным счётом ничего не давала информация в них. Так вышло, что коллоквиум по алгебре был на следующий день после того, как я возвращалась из Питера с фестиваля. Вернулась я в университет только физически, а мыслями продолжала быть на фестивале. Не сдала, естественно. Нужно было пересдавать. В общей сложности четыре раза. Эрнест Борисович терпеливо выслушивал мои сбивчивые объяснения, как бы невзначай замечал, что это вообще-то было на лекциях и была ли я там. А я отвечала, что пропускаю лекции по средам, раз в две недели, потому что веду олимпиадный кружок и взахлёб рассказывала про своих почти что первых учеников. На третьей моей попытке сдать он не выдержал и попросил не учить все билеты, но в одном разобраться во всех мелочах. Разобралась, рассказала. На экзамене сама вызвалась отвечать ему. Сдала на три, но видно было, что после всех моих попыток сдать коллоквиум это была такая заслуженная тройка, соизмеримая с пятёркой в рамках моего понимания алгебры. Увиделись с ним на третьем курсе, в поликлинике. "А, это вы! Ну как ваши ученики?" Столько студентов у него были раньше и в тот момент тоже, а он меня помнил, с моим корявым пониманием алгебры и учениками, ради которых я уходила с лекций. Я тогда впервые задумалась над тем, что, получается, запоминается не уровень знаний и не оценка на экзамене, а человечность.

Я не могу представить, что его больше нет. Мне почему-то очень важно было понимание, что он есть где-то рядом, по-прежнему аккуратным бисерным почерком пишет лекции в аудитории П4 и за знанием или незнанием алгебры видит ещё и человечность экзаменуемых. Что именно с его лекций, в том числе, начинается тернистый путь студентов на мехмате. Наверное, он и сейчас ещё где-то рядом, просто теперь уже в наших мыслях. И в наших силах сохранить память о нём и равняться на него в своём познании науки и широте своей души.

М.Жданова, студентка 5 курса мехмата МГУ


Ох, как жаль! Действительно, светлая память, Эрик светлый был человек.

М.Г.Зайденберг


Узнал про смерть Эрнеста Борисовича Винберга. Ужасная новость.

Какой был замечательный математик и человек! Даже в редкие встречи на конференциях мне всегда было приятно его исключительно доброжелательное, без этой спеси мэтра, отношение. Не помню ни одного моего письма, на которые бы он не ответил, причем всегда ответ был информативнее вопроса. Как говорил, если не ошибаюсь, Блез Паскаль, будем учиться правильно мыслить, вот основа всякой морали. Эрнст Борисович, наверное, с рождения правильно мыслил.

Передайте мои искренние соболезнования его семье и всем его близким.

А.Н.Зубков


Ушел из жизни Эрнест Борисович Винберг.

Он очень помог мне, когда я учился на мехмате. Семинар, которым они руководили с Аркадием Львовичем Онищиком, был одним из самых живых на факультете. Эрнест Борисович редко комментировал или задавал вопросы докладчикам, и, когда он говорил, мгновенно устанавливалась благоговейная тишина. Как точно написал Виктор Прасолов, "У меня со студенческих времён было впечатление, что он о математике знает всё."

Яркие воспоминания оставались от всех разговоров с Эрнестом Борисовичем, в том числе и от экзаменов. Это был опыт, каким должен быть экзамен. Когда учитель своими вопросами приоткрывает ученику новые идеи, позволяя увидеть изученное как бы с высоты.

Винберг читал лекции очень легко, без малейшего напряжения, при этом совершенно безошибочно. Это было завораживающе, нам с друзьями было ясно, что мы никогда не достигнем такого совершенства. А текст, написанный на доске, можно было хоть сразу в печать без всякой редактуры. Выложены несколько видео с его докладами, где все это можно увидеть.

Светлая память.

В.Н.Иванов


Царствие Небесное. Соболезнования родным и близким. Очень жаль.

А.Л.Канунников


Как больно! От нас ушёл наш Учитель. Гениальный математик и необыкновенно цельный человек. Ещё на прошлой неделе я к нему обратился с математическим вопросом. К кому обращаться теперь? Светлая Вам память, Эрнест Борисович!

В.Г.Кац


Светлая память нашему любимому Учителю. Соболезную всем родным и близким.

П.И.Кацыло


Красноярские математики кафедры алгебры и математической логики и кафедры теории функций Сибирского федерального университета выражают глубокие соболезнования в связи с тяжелой утратой — ушел из жизни выдающийся ученый профессор Эрнест Борисович Винберг, известный глубокими результатами в различных областях алгебры и алгебраической геометрии.

Светлую память о нем сохраним навсегда. В связи с невосполнимой утратой замечательного человека Эрнеста Борисовича Винберга просим передать глубокие соболезнования семье, друзьям, коллегам и ученикам. Скорбим вместе с вами!

По поручению коллектива кафедр,
профессора В.М.Левчук и А.К.Цих


I am really sorry, Ernest was such a gentle and wise man.

Peter Littelmann


Очень жаль слышать. Мои соболезнования семье Эрнеста Борисовича.

И.В.Лосев


Ушел из жизни уникальный математик, замечательный человек. Невосполнимая утрата для школы по группам Ли. Самые искренние соболезнования родным и близким Эрнеста Борисовича.

А.М. Лукацкий


С Эрнестом Борисовичем связаны самые добрые, самые светлые воспоминания моей математической жизни — с первого курса до самых последних лет. Всегда буду благодарен ему как большому ученому и учителю. Светлая ему память.

В.O.Мантуров


We are very sad to let you know that Ernest Borisovich Vinberg passed away on May 12. He was 82 years old. Most likely he died due to the Corona virus. He died in pneumonia, which killed him within two weeks.

Up to his death, he was constantly working both with students and on his research projects. We are sure many of you know him, as one of the leading experts in Lie groups, Lie algebras, algebraic groups and hyperbolic geometry. He has been active for more that 60 years at the Moscow State University. Besides being a sharp, strong scientist, he was an excellent teacher, and a modest, wonderful warm person. Many of us will miss him!

Ernest Vinberg was one of the founding members of the Journal of Lie Theory and served on its editorial board for more than 25 years. During this time he always gave this journal direction and handled his tasks with the greatest efficiency.

Alice Fialowski and Karl-Hermann Neeb


Горестная новость. Эрнест Борисович был великим математиком и человеком.

А.Ю.Ольшанский


Печальное известие. Светлая память Эрнесту Борисовичу!

А.Е.Панкратьев


Глубоко тронут печальным известием о кончине Эрнеста Борисовича Винберга. Я имел счастье работать с ним — выдающимся математиком и прекрасным человеком.

Светлая память о нём всегда останется в моём сердце. Искренне сочувствую и скорблю с родными и близкими Эрнеста Борисовича.

А.А.Панчишкин


Утрата всегда страшна и неожиданна... В 1976-м году я стал студентом Эрнеста Борисовича на кафедре высшей алгебры. Только сейчас могу ясно осознать как мне повезло, что я выбрал его своим научным руководителем. В то время я мало что знал и понимал в математике, кроме ощущения, что алгебра — это моё. И, конечно же, меня привлекли магические слова "Теория Инвариантов" на доске объявлений кафедры алгебры. Это был как раз период "бури и натиска", когда Эрнест Борисович создавал свои гениальные работы об орбитах и инвариантах связанных с градуировками полупростых алгебр Ли и щедро делился многочисленными задачами в этой области со своими учениками.

Буквально неделю назад у меня возник вопрос, который я хотел задать ему... Не успел. Эрнест Борисович был необыкновенно, удивительно честным человеком и Учителем. Светлая память!

Д.И.Панюшев


Я не была ученицей Эрнеста Борисовича, но вся моя профессиональная жизнь связана с ним. Студенткой я ходила на его спецкурс, его книга с Аркадием Львовичем Онищиком «Семинар по группам Ли и алгебраическим группам» моя настольная. Когда вышел его «Курс алгебры», я была уже преподавателем со стажем и знала практически все, что написано в этой книге. Но я прочла ее с огромным удовольствием от корки до корки. То, что про это можно рассказать так живо и интересно, меня потрясло.

Светлая память!

И.М.Парамонова


Светлая память, Эрнесту Борисовичу! Он был замечательный математик и преподаватель. Соболезнования родным и близким.

Ю.Г.Прохоров


Грустно думать, что Эрнеста Борисовича нет здесь с нами, его не встретишь на факультете, на заседании Мат Общества, ему нельзя позвонить при случае. Мне довелось проработать на одной кафедре с Эрнестом Борисовичем более 15 лет с 1974 по 1991 годы. Прежде всего это означало сидеть в одной аудитории на заседаниях кафедры, встречаться здороваясь в маленькой кафедральной комнате, принимать вместе экзамены и время от времени обсуждать текущие заботы преподавателей. Мы не были членами партии, единственной тогда, и это создавало особое чувство товарищества беспартийных, естественно возникавшее в моменты, когда партийный товарищи громко отстаивали свою заранее согласованную «правильную» точку зрения. Эрнест Борисович временами выступал «против» такой точки зрения, мы это уважали и ценили.

Однако прежде всего мне вспоминается он в своих неизменных очень толстых очках сидящим на одной из больших солидных деревянных лавок в широком коридоре-холле перед кафедрой. Рядом с ним один или два студента, они все склоняются к стопке бумаг на коленях у Эрнеста Борисовича, он что-то пишет на верхнем листе и что-то негромко объясняет студентам.

Студентов, курсовыми и дипломными работами которых руководил Эрнест Борисович, было всегда было много. Среди них бывали и девушки, иной год их оказывалось несколько рядом с парой ребят. На работы его студентов мне приходилось писать отзывы, присутствовать на защитах и тем самым узнавать темы и направления, предложенные им руководителем. Знаю по опыту как непросто найти для студенческой работы тему интересную, перспективную и достаточно удобную для быстрого выхода на какой-то новый неисследованный вопрос, пригодную для того, чтобы при удаче дать студенту опыт хотя бы небольшого, но самостоятельного открытия. Эрнесту Борисовичу из года в год удавалось найти несколько таких тем, глаза его студентов светились, они были довольны своими результатами и, мне кажется, были рады, что выбрали математику и такого руководителя. Регулярно кто-то из них оставался в аспирантуру и потом защищал диссертацию.

Последние годы я редко встречал Эрнеста Борисовича. Помню мое впечатление его неожиданно изменившегося лица. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять в чем дело – на нем не было всегдашних очков, никогда раньше не приходило в голову, что их может не быть «на месте». Однако наступило время, когда можно избавиться от очков поставив новые искусственные хрусталики. А мне не хватало очков, они так хорошо вписывались в образ. Сейчас, думаю, мне будет не хватать Эрнеста Борисовича.

А.Н.Рудаков


Глубоко опечален горестным известием о кончине Эрнеста Борисовича, выдающегося математика, замечательного педагога и прекрасного человека. Для меня он был близок как постоянный консультант по алгебраическим вопросам, всегда готовым помочь советом. Если есть возможность, передайте, пожалуйста его семье мои самые искренние соболезнования.

И.Х.Сабитов


Я познакомился с Эрнестом Борисовичем на первом курсе университета. Он читал нам, еще фактически школьникам, обязательный курс алгебры. В его лекциях поражала аккуратность и четкость излагаемого материала. Красивым каллиграфическим почерком на доске выводился интересный, понятный и структурно излагаемый материал лекции. Больше всего поражало, что в своем более чем почтенном возрасте, каждую свою лекцию он читал, абсолютно не опираясь на какой-либо письменный материал, как любят у нас говорить «без листочка». Это было тем более удивительно, так как далеко не каждый молодой преподаватель на мехмате читал свои лекции без опорного конспекта. Это могло вызывать у нас только уважение и восхищение! Первые два курса университета пролетели незаметно. По окончании первого семестра второго курса, мне выпала честь сдавать экзамен по алгебре непосредственно Эрнесту Борисовичу. Среди студентов негласно была известна одна истина, которая заключалось в том, что сдавать экзамен по какому-либо предмету непосредственно лектору, а уж тем более по алгебре, говорило о том, что ты уверен в знании предмета. Тут я и познакомился с манерой Эрнеста Борисовича принимать экзамены. Общими словами это можно назвать «интеллектуальной беседой на тему предмета». Участвуя в этой беседе, мне казалось, что это не я рассказываю и доказываю ту или иную теорему, а мы вместе обсуждаем ее, выискивая сильные и слабые стороны, приводя примеры и аргументируя свою точку зрения. Создавалась очень домашняя и уютная обстановка. Помнится, Эрнест Борисович дал мне тогда задачу на поиск простых подгрупп, и я начал решать ее совершенно не таким способом, который в итоге приводил к ответу. Эрнест Борисович ни разу не прервал меня, слушал очень внимательно и, когда я, наконец, начал подозревать неладное и спросил его приближаюсь ли я к ответу, он честно ответил: «Интересные рассуждения, не знаю, приведут ли они к конечному результату, однако можно пойти немного другим путем» и дал подсказку, в результате которой я в итоге смог решить задачу другим способом. Способность внимательно слушать собеседника, несмотря на то, кем он является и что излагает, в нужный момент поддерживать его, если он в замешательстве, именно эти и многие другие качества отличали Эрнеста Борисовича от других преподавателей.

После окончания второго курса нам предстоял выбор кафедры, и я практически не сомневался насчет того, где я захочу продолжить обучение. Я был сильно впечатлен способностью Эрнеста Борисовича приводить краткие и понятные доказательства теорем, на первый взгляд довольно трудных, и излагаемыми им методами решения задач, которые совмещали в себе наглядность геометрического подхода и логическую обоснованность алгебраических методов. Именно поэтому я и стал учеником Эрнеста Борисовича.

Будучи его студентом, мне пришлось столкнуться с некоторыми трудностями. В качестве научного руководителя он очень любил давать задачу студенту, предоставляя свободу мысли и действий. Конечно, на первое время, это несколько обескураживало и становилось непонятно, что и как нужно делать. Но постоянная поддержка со стороны Эрнеста Борисовича, его советы и постоянная заинтересованность в результате, в итоге приводила к успеху. Конечно, не всегда удавалось достичь желаемых результатов, были неудачи и иногда казалось, что поставленная цель просто недостижима. Но всегда удавалось преодолевать возникающие препятствия и это, во многом, заслуга Эрнеста Борисовича. Он любил повторять: «Чтобы решить научную задачу, необходимо постоянно думать о ней. Прогуливаясь в парке или во время поездок в метро, нужно постоянно обдумывать какой-либо вопрос, связанной с поставленной задачей…». Эта черта во многом, как мне кажется, роднит его с самим Софусом Ли, автором теории непрерывных групп. Известно, что Софус Ли любил прогуливаться около своего дома, решая в уме математические проблемы. Я думаю, именно этот жизненный принцип и позволил моему научному руководителю достичь успеха на научном поприще. Успеха, который никогда не забудут в математическом сообществе. Я счастлив, что был одним из учеников Эрнеста Борисовича.

К сожалению, в связи с его неожиданным уходом, мне так и не удалось опубликовать статью под его научным руководством. Однако я приложу все усилия, чтобы завершить эту работу и подготовить ее к публикации. Я буду всегда помнить этого замечательного человека и Ученого.

Р.Стасенко


Потрясён известием о смерти Эрнеста Борисовича Винберга. Мы познакомились на алгебраическом семинаре Евгения Борисовича Дынкина шестьдесят шесть лет тому назад, и так рядом и протекали наши судьбы.

Эрнест Борисович выбрал математику делом своей жизни, и он служил ей на всех поприщах, которые доступны человеку. Он был выдающимся учёным, очень глубоким и чрезвычайно разносторонним, был основателем и лидером плодотворной научной школы. Эрнест Борисович был одним из лучших мехматских преподавателей, а как лектора я могу сравнить его лишь с Арнольдом и Маниным. Винберг был замечательным математическим писателем, его математические работы безупречны, учебники и популярные статьи содержательны и написаны с большим уважением к читателю.

Э. Б. Винберг опубликовал статью в сборнике, изданном «Международной соросовской программой преподавания в области точных наук». В сборнике приняли участие многие известные учёные в области математики, физики, биологии и других наук. Был устроен конкурс на определение лучшей работы в сборнике, в котором приняли участие сотни учителей по всей нашей стране. Первое место было присуждено статье Винберга по неевклидовой геометрии.

И вообще проблемы преподавания математики очень волновали Винберга. Он выступал с лекциями перед учителями, ездил на учительские конференции, обсуждал школьные учебники. В ранние годы он много занимался со школьниками, проводил кружки, печатал статьи для школьников. Такова, например, его статья о том, что такое вещественное число. Он был задачным композитором и свои популярные статьи сопровождал задачами.

В течение четырнадцати лет Эрнест Борисович был главным редактором сборника «Математическое просвещение». При нём сборник достиг высокого научного и популяризаторского уровня.

Уход из жизни такого светлого и благородного человека и замечательного деятеля науки и просвещения — невосполнимая утрата для коллег, товарищей и друзей.

В.М.Тихомиров


Дорогие родные, близкие и коллеги Эрнеста Борисовича! Примите, пожалуйста, наши искренние соболезнования по поводу его безвременной кончины.

Мы будем помнить Эрнеста Борисовича как замечательного ученого и блестящего педагога. Он автор великолепных исследований по группам Ли и их дискретным подгруппам. Его нестареющими учебниками и монографиями будут пользоваться многие поколения как студентов, так и профессиональных математиков. В памяти тех, кто имел возможность с ним общаться, останутся его человеческие качества — доброжелательность, чувство юмора, точность суждений. Уход Эрнеста Борисовича — невосполнимая потеря для факультета и университета, не говоря уже о родных и близких.

Выражаем вам самые теплые чувства поддержки в эти тяжелые дни.

Сотрудники Омского отдела Института Математики им. Соболева и Омского Госуниверситета:
Топчий, Ремесленников, Романьков, Гичев, Носков, Зубарева


В детстве у меня сложилась ложная презумпция о корреляции научных и человеческих достоинств. На самом деле, случаев такого сочетания не очень много. Легендарные примеры из прежнего поколения — А.Д.Сахаров и В.Л.Гинзбург. Из тех, кого я лично знал в Москве, идеальный эталон — Эрнест Борисович Винберг.

В 2000 году я три месяца жил в Марселе. Беспрерывно бегал в горы Люмини и нашёл не самый стандартный путь прямо вверх по осыпи на гору над Институтом. Винберг приехал на конференцию, и я предложил ему сходить на гору в обеденный перерыв. Я с подозрением смотрел на его городские кроссовочки и рассчитывал прогулять следующую лекцию. Но Винберг так припустил вверх по осыпи, что я с одышкой еле поспевал за ним, и мы вернулись задолго до послеобеденной лекции. Ему было 63 года.

Весной 2018 года Винберг пришёл на семинар Лаборатории Зеркальной Симметрии на матфак ВШЭ рассказать свою работу о свободности кольца некоторых многомерных автоморфных форм. За 20 минут Винберг сформулировал теорему и сообщил, что не знает уровень подготовки аудитории (а доказательство теоремы использует и анализ, и алгебру, и геометрию). Провели короткий опрос, Винберг минутку подумал и стал излагать предварительные сведения. А ровно через полтора часа после начала семинара Винберг закончил полное доказательство. Я слышал подобные легенды о докладах Дринфельда, но лично ничего подобного в жизни больше не встречал.

Последний раз я разговаривал с Винбергом в ноябре 2019. У меня был вопрос про инварианты и срезы ортогональных и симплектических групп. Винберг объяснил, что мне нужны сечения Вейерштрасса и тут же вычислил их во всех интересующих меня случаях.

М.В.Финкельберг


Невозможно выразить, как жаль!

Светлая память Эрнесту Борисовичу! Прошу передать искреннее соболезнование близким Эрнеста Борисовича, также выражаю искреннее сочувствие друзьям, ученикам и коллегам Эрнеста Борисовича.

И.А.Чубаров


Это тяжелая утрата для московской математической школы -- уходят великие люди. Самые глубокие соболезнования родственникам, коллегам, ученикам.

А.И.Шафаревич


Несколько раз в жизни мне случалось обращаться с вопросами к великим математикам, благо в Московской математической школе не было их недостатка. Мало от кого я получал ответы такой конкретности и точности попадания, как от Эрнеста Борисовича. Один из этих ответов позволил мне сделать задачу, над которой я думал несколько лет. За одно это я благодарен Эрнесту Борисовичу на всю жизнь. Я благодарен Эрнесту Борисовичу за приглашения на его семинар в МГУ, и за его выступления на нашем семинаре (С.М.Натанзона, О.В.Шварцмана и моем) в НМУ. Математик энциклопедических знаний и (по выражению О.В.Шварцмана) абсолютной математической координации, всегда ставящий науку выше всяких привходящих обстоятельств, человек безупречной порядочности и благородной простоты — таким в моем представлении был и останется Эрнест Борисович Винберг.

О.К.Шейнман


Теория Инвариантов, которую проповедовал Эрнест Борисович, учит вниманию к относительно немногим сущностям, не зависящим от многочисленных трансформаций. И сам ЭБ был инвариантом, неизменным на протяжении всей своей яркой жизни, одинаково внимательным и к вопросам учеников и к любому математику или просто энтузиасту, интересующемуся его мнением. Не было никого и ничего, что могло бы вывести его из сосредоточенной концентрации и ясности. Хочется верить, что и теперь где-то в трансцендентных мирах он сидит и пишет своим незабываемым ясным почерком то, что не успел дописать из-за болезни. Прочитать бы...

Д.А.Шмелькин


Винберг был и остается одним из моих первых учителей.

В.В.Шокуров